главнаягалереястатьипрайсконтакты
  • pic1
  • pic2
  • pic3
  • pic4
  • pic5
  • pic6
  • pic7
  • pic8
  • pic9
  • pic10
  • pic11
  • pic12
  • pic13


 



















 

     Интересные факты из истории фотографии


Магическая фотография

     За границей снова становится модным способ магической фотографии, состоящий в том, что отпечаток, сделанный на бумаге, то исчезает, то снова вызывается. На эту тему мы находим указания в Photo-Gazette. Всякая тонкая почтовая бумага годна для такой печати. Сначала приготовляют 4% раствор желатины в воде, который разогретым наливают в кювету; затем кладут в раствор минуты на 2 листки бумаги, стараясь, чтобы последние хорошо покрылись желатиной, и тогда бумагу подвешивают сохнуть.
     Чтобы придать листкам более ровную поверхность, бумагу пропускают между цилиндрическими валиками, благодаря чему она выравнивается и в таком виде хорошо сохраняется. Когда же хотят работать на этой бумаге, т.е. печатать на ней, то листики её помещают минуты на три в 3% водный раствор двухромового кислого калия и снова подвешивают для просушки, но только в темноте. Так как эта бумага недолго сохраняется, всего 2 или 3 дня, то её следует очувствлять столько, сколько потребно для работы. Печать на ней ведут в копировальной рамке, под негативом, пока не получат весь рисунок со всеми подробностями коричневого тона; тогда отпечаток моют сначала в холодной воде, для удаления из желатины двухромового кислого калия, нетронутого светом, а затем уже в теплой воде до тех пор, пока на бумаге не останется только тёмный отпечаток; эта промывка может вестись уже на свету, так как очувствленная таким образом бумага чувствительна к свету только тогда, когда она суха. Когда это достигнуто, то бумагу погружают в раствор 2 частей воды и 1 части серной кислоты, в котором коричневый отпечаток пропадает, обесцвечиваясь; затем бумагу хорошо моют для удаления из неё серной кислоты и высушивают.
     Если рассматривать такую бумагу на просвет или прямо, то нет возможности заметить отпечатка, так как бумага кажется совершенно белою; если же такую бумагу положить в воду на несколько секунд, то отпечаток становится виден со всеми своими подробностями, до тех пор, пока бумага будет сыра, но как только она высохнет, отпечаток снова пропадает, до тех пор, пока бумагу снова не намочат.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», №12, 1895 г.



Пропускание света через тело человека

     В «Scientific American» доктор Kime поместил статью о своих опытах над пропусканием торсом человека актиничных лучей, подтвердив это с помощью фотографии.
     Опыт его состоял в том, что в лаборатории, в копировальную рамку под негатив была заложена чувствительная бромосеребряная пластинка, и тогда вся рамка была привязана к спине человека, покрытая, кроме того, бинтом так, чтобы никакой посторонний свет не мог попасть.
     Человек этот был положен спиною на землю под лучами солнца. Через 15 минут такого освещения копировальная рамка была снята со спины человека в лаборатории, и пластинка проявлена; на ней получился диапозитив негатива. На этом основании доктор Кипе приходит к заключению, что актиничные лучи солнца свободно проходят тело человека, как и Х-лучи.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», №1, 1901 г.



Фотография на куриных яйцах

     Этого рода фотография развита перед Пасхой в Америке, и мы находим о ней в PhotoReue следующие подробности.
     Сваренное тёплое яйцо кладут в 3% раствор поваренной соли, в котором и оставляют его остыть; затем яйцо вынимают и сушат, а нужное место для фотографии очувствляют с помощью кисти 10% раствором ляписа. Как только раствор высохнет, то на это место накладывают негатив, приготовленный на плёнке, который прижимают к скорлупе куском чёрного коленкора, имеющий подходящий вырез для негатива.
     После чего яйцо со стороны негатива выставляют на свет; далее процесс виража и фиксажа идет обыкновенным порядком. Чтобы коленкор не дал резких контуров, края его над негативом приподнимают в виде того, как это делают для белофонок. Может быть, этот американский способ найдет себе подражателей и среди наших любителей в провинции, почему мы его и помещаем теперь.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 9, 1894 г.



Фотографические снимки на яблоках

     Nick Brushl описывает следующий способ получения фотографических снимков на яблоках.
     Выбирают на какой-нибудь яблоне, дающей красные яблоки, какое-нибудь совсем молодое яблоко и обвертывают его чёрной бумагой, которую не снимают дней 10. Затем снимают бумагу, наклеивают на яблоко на той стороне, которую освещают солнечные лучи, яичным белком негатив на пленке и вновь обвертывают яблоко черной бумагой, однако так, чтобы она не набегала на негатив. Примерно через неделю на яблоке получится красивый позитив с красными светами и зелёными тенями на зелёном же фоне.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 6,1908 г.



Дом для фотографии г. Левицких

     На днях нам пришлось посетить нашего известного придворного фотографа Л.Левицкого, переехавшего в свое новое помещение, которое выстроено специально по требованиям светописи, а не является только приспособлением обыкновенного здания к фотографическим нуждам.
     Благодаря любезности хозяев, нам удалось в подробности осмотреть это красивое и уютное помещение, находящееся против Казанского собора и выходящее красивым одноэтажным строением из сквера на Казанскую площадь. Взойдя прямо с панели в подъёзд здания, не поднимаясь, как обыкновенно, около сотни ступеней, попадаешь прямо в обширную гостиную или приёмную, украшенную портретами и другими работами этих фотографов. Из приёмной переходишь в громадный павильон такой длины и ширины, что в нём возможно снимать большие группы при различных световых условиях, причём ровный верхний и боковой свет мягко рефлексируется от стен в тенях. Среди различных павильонных принадлежностей мы заметили новые бесконечные фоны и головные экраны Клари. Из этого большого помещения попадаешь в коридор, ведущий в рабочий кабинет С.Л. Левицкого, откуда видна лаборатория для проявления, лаборатория для увеличения и ретушерная. Так что, находясь в кабинете, нетрудно одновременно следить и давать распоряжения во все эти места. Коридор же служит складом негативов, систематически подобранных и установленных в шкафы. Обе самостоятельные лаборатории представляют собой несколько больших комнат со всеми необходимыми принадлежностями, среди которых особенно бросается в глаза цементный бак для промывания отпечатков. Это массивная ванна, в которой рядом дырочек с боков, снизу и сверху пропускаются тонкие струи воды; отпечатки все время приводятся в движение и не могут ни затонуть, ни приклеиться к стенам бака. Эта новинка в практической фотографии сделана по специально составленному рисунку Л.С. Левицкого. Комната для серебрения бумаги и копирования помещается в верхнем этаже дома; она представляет собой как бы длинный тёплый коридор с верхним и боковым светом.
     Кроме всего описанного в этом же здании помещается и квартира С.Л. и Л.С. Левицких, устроенная со всеми удобствами и по последнему слову строительного искусства.
     Таким образом, это новое помещение является единственным в своем роде по удобствам для публики, избавленной от необходимости подниматься по лестницам, и обладает всем, что только может требовать современная светопись. И нужно надеяться, что все эти усовершенствования в таких умелых руках скоро дадут блестящие результаты еще большей славе, которой пользуются гг. Левицкие, известные всей России прекрасными портретами Августейших Особ Царской Фамилии.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 11,1895 г.



Самая большая камера на свете

     В «New York Herald» помещено описание камеры, построенной в Чикаго для железнодорожных снимков по линии Чикаго и Альтона. Для этой камеры употребляются самые большие пластинки, которые имеют размеры по длине 2,44 метра и в высоту 1,06 м.
     Такая камера предназначалась для съёмки специальных поездов и была выставлена на Парижской всемирной выставке. Камера эта перевозится на платформе, прикрепляемой к локомобилю, и при работе требует нескольких человек.
     Вид камеры обыкновенный, хотя вес одной её кассеты равняется 226 кг, а самой камеры без кассеты 507 кг. Камеру изготовляли 2 месяца.
     Чтобы представить размер её меха, достаточно сказать, что для склейки его было употреблено 181 литр клея. Стекла в камере удерживаются белыми деревянными брусами; весь мех и подвижные части оклеены как внутри, так и снаружи черным сукном для устранения прохождения света.
     Кремальера камеры имеет длину 6,8 метра. Камера окрашена в красный цвет. Для вычисления объективов, позволяющих снимать как отдаленные предметы, так и близко расположенные, употреблено было б месяцев. Пластинки для камеры приготовляются как простые, так и ортохроматические, которые режутся особой машиной.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 8,1901 г.



Бродячие фотографы

     Погоня за деньгами давно уже является потребностью нашего века; поэтому, нет ничего удивительного, что у практических немцев фотография явилась доходной статьей не только среди профессиональных фотографов, но и народила особых специалистов, получивших в Берлине название бродячих фотографов. Профессия этих лиц состоит в том, что они являются в квартиры, с предложением снять хозяина или членов его семьи при домашней обстановке, имея при себе камеру и аппарат для вспышки. Сойдясь в цене, производится съёмка, а за нею доставляется и отпечаток. Число таких бродячих фотографов настолько велико и так они назойливы в своих предложениях, что этот род съёмки начинает входить в моду Германии. Это можно даже видеть по последним портретам знаменитостей, помещаемых в иллюстрированных изданиях, где они воспроизводятся при их домашней обстановке.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 9, 1901 г.



Письмо иностранного любителя в депо

     Милостивый государь!
     По вашей фактуре я вижу, что вы выслали мне объектив13x18, с фокусом в 20 см. Вскрыв ящик, я в нём нашел только объектив, но сказанного фокуса в 20 см не было положено. Такой солидный торговый дом, как ваш, не должен был бы делать таких оплошностей, лишая любителя, выславшего вам деньги, возможности работать. Посему, потрудитесь с первою же почтой мне его прислать.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 9,1894 г.



Живая экспозиция

     В 1865 г. в печати упоминается об одном американском фотографе, который украсил свое ателье клетками с настоящими хищными зверями. Но зверь в ателье мог иметь и практическое значение. Некий Кассан в журнале «Монитер дела Фотографи», а вслед за ним и пражский «Фотографишес журнал» (1865 г.) рекомендуют кошку для определения экспозиции. В зависимости от расширения её зрачков после короткой тренировки можно научиться определять количество секунд, необходимых для экспонирования снимка.
     Кроме этого, кошку можно использовать для того, чтобы заставить сосредоточиться непоседливых малышей, уже не говоря о том, что та же самая кошка истребит в вашем ателье обнаглевших мышей и крыс.
     ж. «Ревю Фотография», № 3,1972 г.



Татуировка при помощи фотографии

     Из венского журнала мы узнаем о новой моде применения светописи вместо татуировки, которая начала прививаться в Бухаресте. Соседство с Востоком, где уже давно существует татуировка рук, ног и других частей тела, требовавшая известного рода страдания от желавшего себя украсить на память каким-либо знаком Востока, заменена теперь в Бухаресте негативом и пока ещё находящимся в секрете раствором. Изобретатель такой фотографической татуировки зарабатывает очень хорошо, беря от 250 до 300 франков за отпечаток на теле, и теперь ношение на руке или на груди портрета мужа или детей является модою в высшем тамошнем обществе.
     Сам процесс переноса нестираемой фотографии на тело требует всего двух часов работы. Для этого ту часть тела, на которую хотят перенести изображение, предварительно очищают выщипыванием всех на ней волосков. После чего её красят очень тонким слоем химического раствора, настолько же чувствительного к свету, как и позитивные бумаги. В лаборатории на неё накладывают плёночный негатив того изображения, которое хотят получить, и человек выходит на свет для печати. Благодаря этому составу изображение получается совершенно подобно татуировке, но лишь с большею подробностью изображения, чем при обыкновенном способе, передавая как портреты, так и виды.
     Изображение, остающееся на коже, несмываемо и не видоизменяется на свету.
     «Чего только не делают ради моды!» - можем прибавить от себя к этому сообщению.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 9, 1901 г.



Таможественный осмотр фотографических принадлежностей

     Мы всегда готовы хвалить то, что делается за границей, и не видеть хороших сторон своего. По этому поводу мы можем привести заявление князя Лобковского из Вены, который, выписав броможелатинные пластинки из Парижа, получил их осмотренными в свету Пилзенской Таможней. Не трудно предположить, какого качества пластинки прибыли к получателю. Благодаря связям князю, однако, удалось через министра финансов выхлопотать циркуляр для всех Венских таможен, по которому все получаемые чувствительные к свету фотографические поверхности должны быть осматриваемы таможней в присутствии получателя; если же по обстоятельствам дела и правилам таможни потребуется их вскрыть, то это делать в специальных тёмных комнатах и фонарях. Венское Фотографическое Общество, выслушав этот доклад князя Лобковского, благодарило его за хлопоты и ту услугу, которую он сделал для венских фотографов-любителей.
     Об этом факте мы находим заметки даже во французской литературе, как о чем-то небывалом, а мы, русские, забыли, а может и совсем не знаем, что уже несколько лет наш старейший фотограф-любитель граф Ностиц хлопотал о том же и у нас, и этот вопрос уже года 3 тому назад был разрешен в самом положительном смысле, но так как о том ничего не было сообщено печатно, то и заслуги нашего русского любителя остались неизвестны для всех нас, и никто не поблагодарил графа за его хлопоты, о чем мы, пользуясь настоящим случаем, считаем долгом напомнить русскому фотографу-любителю.
     ж. «Фотографъ-Любителъ», № 3, 1894 г.